Безымянный
Складирую всё что связано с Хао Асакурой
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Безымянный > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 18 декабря 2018 г.
Друг Alinora rey Vallion 00:30:01
Всем привет. Прошла уже куча времени с публикации последней работы. Эта работа как всегда новая (слеш старая). Эту работу так же можно назвать зарисовкой или "прологом" к трем (а может и более, кто знает) большим работам, над которыми в данный момент идет работа. Публиковать их я начну только, когда закончу их полностью писать, так что свет их увидит еще не скоро. А пока наслаждайтесь маленькой сказкой!

Когда я был маленьким, у меня был друг. Он приходил ко мне редко, но всегда когда я был один и ни родителей, ни сестры не было дома. И заходил он всегда наистраннейшим образом – через окно.

Подробнее…Часто бывало, что сидя один в своей комнате на полу, я собирал паззл или играл во что-нибудь, а он постучится в оконное стекло, балансируя на узком подоконнике. Сначала, я очень боялся за него и, стоило раздаться стуку, стремглав подлетал к окну, молясь, чтобы он не сорвался. Такая реакция веселила его раз за разом и, однажды, он сделал вид, будто сорвался. В тот момент, когда его темная макушка мелькнула за подоконником, я почувствовал, как сердце камнем рухнуло в пятки. Но стоило мне распахнуть окно, так он весело запрыгнул в комнату, хватаясь за живот от смеха и в пол уха слушал мои разгневанные вопли о том, какой он дурак и как я волновался. После с раскрасневшимся от смеха лицом и виноватыми глазами, он все же попросил у меня прощения, а я великодушно его простил. Больше подобных выходок не было, но подкалывать меня и пугать он просто не мог прекратить.

Волосы у него на голове всегда торчали в разные стороны и походили на старое воронье гнездо, которое щедро посыпали золой. А на обычной белой футболке без рисунка всегда красовались пятна всех цветов и размеров. Как-то в шутку я пытался сосчитать их, но сбился со счета, каждый раз находя новые. Старые потрепанные джинсы, которые были на пару размеров больше нужного, придавали ему еще более неряшливый и чумазый вид.
Каждый раз, первым делом он спрашивал о том, когда вернутся родители и сестра. Но никогда не слушал ответ, будто он был не важен, но каждый раз, когда ключ щелкал в замке, он уносился прочь, оставляя лишь открытое окно. А мама, заходя в комнату, ругала меня за подобную беспечность, закрывала окно, причитая о том, что у меня слабое здоровье и я обязательно заболею, если буду сидеть с открытым окном.

Он был старше меня на несколько лет, но все равно приходил возиться со мной. Он рассказывал мне увлекательные истории, захватывающие меня и, зарождая в моей душе желание увидеть те поля, те горы и дворцы, о которых он с таких вдохновением рассказывал. Когда я просил взять меня с собой, чтобы посмотреть на их он лишь отвечал, что еще не время и надо подождать пока я подрасту. Иногда он рассказывал и страшилки. Он выключал свет и кошмары, и ужасы выходили на ночную охоту за непослушными детьми. Они пугали меня, укрыться с головой под пледом и, заставляя сжаться в комочек, но не прекращали притягивать меня и он прекрасно знал это. И не переставал снова и снова смеяться над моей реакцией.

Учил играть в карты и мухлевать. Показывал мне фокусы и учил тому, как правильно обчищать карманы у зевак. Я всегда удивлялся, откуда ему столько известно. В ответ он только ухмылялся да пожимал плечами. Часто он брал книги с моей полки и предлагал почитать вместе. В ответ я лишь широко улыбался и соглашался.

Когда я подрос, то сам стал зачитываться книгами, которые он мне советовал. Иные я находил сам и с жадностью бродившего по пустыне заглатывал слова, пытался раскрыть все загадки и полностью окунался в сюжет, будто в прохладную воду, стараясь избавить себя от удушливой жары реальности, которая никак не хотела отпускать меня.

В ответ я мог лишь рассказывать ему, чему я научился в школе, как проводил свои дни, когда он не навещал меня. Он всегда внимательно выслушивал меня, смеясь вместе со мной над глупыми моментами и успокаивая, если что-то случалось. Зная множество цитат и выражений, в особо трудные моменты он поднимал палец вверх, призывая к вниманию, как старый профессор, и заумным тоном выдавал великую мысль одного известного человека. Несмотря, на то, что фразы всегда были точны и правдивы, от этого выражения лица всегда тянуло смеяться, особенно, когда закончив высказывание он с гордым видом поправлял пальцем невидимые очки. А после долгого смеха, любые проблемы казались незначительны.

Меня всегда терзали сомнения, не скучно ли ему возиться с таким ребенком, как я, ведь наверняка каждый хотел бы быть ему другом или хотя бы просто быть с ним за компанию. Из-за этого я всегда боялся, что в один не очень прекрасный день, он не придет, оставив меня в одиночестве. Но раз за разом он приходил, разбивая все мои страхи и сомнения.
Время пролетало незаметно и стремительно, и однажды, я осознал, что обогнал его в росте, но он все равно не переставал трепать меня, как ребенка, по волосам и во всем вел себя, как старший брат. А насчет моих замечаний о его росте всегда отшучивался о том, что он просто дал мне фору, чтобы мне не было обидно всегда быть ниже. При этом он всегда отводил взгляд, но уже через мгновение улыбался во весь рот, говоря не думать об этом.
Я не помню уже, как он появился в моей комнате первый раз, но отлично помню, что было потом.

В тот день родители с сестрой вернулись раньше обычного, а мы сидели в гостиной и увлеченно играли в приставку на полной громкости для пущей реалистичности. Когда в комнату вошла мать, было слишком поздно, чтобы успеть спрятаться. Увидев недовольное лицо матери и прекрасно зная как она относится к тому, чтобы я играл в приставку, когда остаюсь дома один, я сконфузился, опустил взгляд и начал объяснять, что ко мне пришел друг и я не нарушал запрета. И когда я, наконец, поднял глаза, чтобы представить их друг другу, наткнулся лишь на печальный взгляд золотистых глаз друга и замолк на полуслове. Я обернулся к двери, где стояла мать, не понимая, почему у нее на лице отразилась такая печаль. Она аккуратно подошла ко мне и, прижав мою голову к своей груди, начала ласково гладить по волосам, как делала это в далеком детстве, чтобы успокоить меня, нашептывая что-то приторно ласковое. Только после нескольких попыток я понял, что она говорила. Она пыталась убедить, что я был целый день один и никакого друга нет и не было, но что все будет хорошо, что она теперь здесь рядом.

На мой крик прибежали отец с сестрой, до этого находившиеся на кухне. Мать все так же пыталась меня успокоить, а я все кричал, пытаясь доказать, что вот он друг сидит за мной на диване и играл со мной в приставку, что он вообще приходит уже несколько лет, стоит им уйти и он единственный, кто скрашивал мое вынужденное заточение здесь.

Происходящее дальше я старался вырезать из памяти как можно быстрее, поэтому помню только, как убежал в свою комнату и, заперев дверь, пытался успокоиться, убедить себя, что родители просто неудачно пошутили и завтра все будет хорошо. За этим занятием я и заснул.

Проснувшись, я увидел над собой лишь белый потолок и понял, что это не моя комната и даже не мой дом. Меня окружал запах лекарств, ослепляющий белый свет, который бывает только в больницах. В палатах со стальными решетками на окнах и дверях сидели и ходили дети, будто чудные звери, выставленные на обозрение публике. Льстиво добрые медсестры подходили к ним, разговаривали, пытаясь убедить в одном – что все, что они видят и слышат ненормально и лучше быть как все. Некоторые плакали, а кто-то бесцельно ходил из угла в угол, а некоторые застыли глядя в одну точку, будто их рассудок находился в иных мирах, как можно дальше от их белых клеток. Были врачи в длинных белых халатах, которые с ласковыми улыбками пытались мне объяснить, что все в порядке и совсем скоро меня выпустят отсюда, лишь пей я лекарства, которые вылечат меня, да был бы послушным мальчиком. Я лишь качал в согласие головой и не спорил, все же надеясь выбраться отсюда.

Мой друг не забывал меня и часто по ночам, когда все спали, будил меня тихим стуком в окно. В свете фонаря он корчил рожицы и разыгрывал немые истории, смеша меня и прогоняя скуку. А иногда просто прикладывал свою ладонь к стеклу между прутьями решетки и улыбался во весь рот, пытаясь подбодрить. Так могло продолжаться до самого утра, пока крикливая медсестра во время очередного обхода не замечала меня у окна и не требовала, чтобы я немедленно вернулся в постель.

Дни текли за днями, сливаясь в недели, те превращались в месяцы, а месяца слетались в года.

Сегодня прошел еще один год с того момента, как меня посадили сюда. Дерево за окном опять сбросило свои листья, дожди снова застучали о подоконник свою печальную мелодию. В эту казалось бы дождливую ночь я проснулся от мягкого прикосновения ко лбу и тихого шепота. С трудом разодрав глаза, я удивленно уставился на своего друга, нависшего надо мной. Его золотистые глаза сияли в темноте мягким светом и блестели, как кусочки драгоценных камней стоило лучу фонаря попасть на них.

- Тшш, вставай и пошли со мной. Только тихо, - прошептал он одними губами.

Я отбросил одеяло и сел на кровати, ища на ощупь тапки. Найдя и как можно быстрее вставив в них ноги, я спрыгнул с кровати. Тут же он схватил мою руку и потянул за собой. Сначала к двери, распахнул ее ногой и вытащил меня в коридор. Мы бежали мимо других палат с двух сторон окружавшие нас, наши шаги эхом отдавались в пустом коридоре. В конце коридора было видно окно, за ним висела полная луна, ее свет делал все призрачным и таинственным.
Ноги, отвыкшие от бега, плохо слушались, но я бежал из-за всех сил, стараясь не отставать. В другом конце коридора начали зажигаться лампы, видимо, шел очередной обход. Но окно было уже близко. На нем не было решетки и мы вбежали на освещенное Луной пространство. Окно было приоткрыто, и хватило одного легкого движения, чтобы распахнуть его. В лицо ударил ветер и запах ночи, всколыхнув до безобразия отросшие волосы. Но времени, наслаждаться позабытыми ощущениями, не было, друг запрыгнул на подоконник и помог мне забраться. Я еще не успел испугаться высоты, как он шагнул в пустоту, крепко держа меня за запястье. Я на автомате шагнул за ним и с удивлением понял, что не падаю, а уверенно стою на тонкой лунной дорожке, сияющей под ногами. Зрелище заворожило меня.

- Теперь ты свободен, - я обернулся на звук его голоса. Он смотрел на вьющуюся перед нами дорожку и широко улыбался.

- Теперь мы можем бежать на встречу приключениям, - подхватил я и, дернув его, побежал вперед, будто это я его спасал из той болезненно-белой комнаты, а не он – меня.
В ответ раздался лишь веселый смех и полушутливая угроза:

- Сейчас я тебя догоню, ты заплатишь за то, что причинил мне столько хлопот!

А внизу, под ногами мигали огоньки большого города, куда-то в неизвестность ехали машины и запоздалые пешеходы спешили по домам с работы, в больнице поднимали визг и крики, а под звездными софитами двое детей бежали, забыв о противном грязном взрослом мире, отбросив старую потрёпанную реальность, навстречу начинающимся приключениям и новым неизведанным мирам.

­­

Категории: Мои мысли, Моя жизнь, Отчет о прожитых днях, Фикбук, Мое творчество, Мысли, История
показать предыдущие комментарии (18)
02:16:29 Alinora rey Vallion
Самый печальный пример. Но и собственные убеждения не могли остаться в стороне.
02:17:24 l Zombi l
Ну вообщем надеюсь ему нравилось. А так то мне Менсон нравится)
02:19:02 l Zombi l
Ладушки, у меня я тут заметил 4 ночи, а мне в 7 просыпаться, добрых снов и хорошего дня)))
02:21:13 Alinora rey Vallion
Никогда не слушала. Что посоветуешь? Да уж. Надеюсь хоть немного отдохнешь. Хороших снов и удачного дня)
Вчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
письмо Чехова брату. твой последний оловянный солдатик 23:00:36
Русский классик более 100 лет назад написал письмо своему брату, талантливому художнику, но слабохарактерному и страдающему от беспробудного пьянства.

Антон Павлович Чехов, зная слабости своего брата, всегда и переживал за него, расстраивался из-за наплевательского отношения Николая к своему дару. Он писал: «Гибнет сильный русский талант, гибнет ни за грош».

У него вышло эмоциональное, откровенное письмо, которое непременно нужно прочитать и нам. Мы, конечно, можем и не быть алкоголиками, прозябающими в клоповниках, но в целом многие из нас, как и Николай Павлович, погрязли в жалости к себе, принижают таланты и стоят в позе «меня никто не понимает». Делая при этом хуже и себе, и близким людям, которым не все равно.

Обязательно прочтите это письмо. Великий классик нашей литературы способен научить нас большему.

МОСКВА, 1886.

Ты часто жаловался мне, что тебя «не понимают!». На это даже Гёте и Ньютон не жаловались… Жаловался только Христос, но тот говорил не о своём «я», а о своём учении… Тебя отлично понимают… Если же ты сам себя не понимаешь, то это не вина других…

Уверяю тебя, что, как брат и близкий к тебе человек, я тебя понимаю и от всей души тебе сочувствую… Все твои хорошие качества я знаю, как свои пять пальцев, ценю их и отношусь к ним с самым глубоким уважением. Я, если хочешь, в доказательство того, что понимаю тебя, могу даже перечислить эти качества. По-моему, ты добр до тряпичности, великодушен, не эгоист, делишься последней копейкой, искренен; ты чужд зависти и ненависти, простодушен, жалеешь людей и животных, не ехиден, незлопамятен, доверчив… Ты одарён свыше тем, чего нет у других: у тебя талант. Этот талант ставит тебя выше миллионов людей, ибо на земле один художник приходится только на 2 000 000…

Талант ставит тебя в обособленное положение: будь ты жабой или тарантулом, то и тогда бы тебя уважали, ибо таланту всё прощается. Недостаток же у тебя только один. В нем и твоя ложная почва, и твое горе, и твой катар кишок. Это — твоя крайняя невоспитанность. Извини, пожалуйста, но veritas magis amicitiae… Дело в том, что жизнь имеет свои условия… Чтобы чувствовать себя в своей тарелке в интеллигентной среде, чтобы не быть среди неё чужим и самому не тяготиться ею, нужно быть известным образом воспитанным… Талант занес тебя в эту среду, ты принадлежишь ей, но… тебя тянет от неё, и тебе приходится балансировать между культурной публикой и жильцами vis-a-vis. Сказывается плоть мещанская, выросшая на розгах, у рейнскового погреба, на подачках. Победить её трудно, ужасно трудно.

Воспитанные люди, по моему мнению, должны удовлетворять следующим условиям:

1) Они уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы… Они не бунтуют из-за молотка или пропавшей резинки; живя с кем-нибудь, они не делают из этого одолжения, а уходя, не говорят: с вами жить нельзя! Они прощают и шум, и холод, и пережаренное мясо, и остроты, и присутствие в их жилье посторонних…

2) Они сострадательны не к одним только нищим и кошкам. Они болеют душой и от того, чего не увидишь простым глазом…

3) Они уважают чужую собственность, а потому и платят долги.

4) Они чистосердечны и боятся лжи как огня. Не лгут они даже в пустяках. Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет в его глазах говорящего. Они не рисуются, держат себя на улице так же, как дома, не пускают пыли в глаза меньшей братии… Они не болтливы и не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают… Из уважения к чужим ушам они чаще молчат.

5) Они не уничтожают себя с той целью, чтобы вызвать в другом сочувствие и помощь. Они не играют на струнах чужих душ, чтоб в ответ им вздыхали и нянчились с ними. Они не говорят: меня не понимают!..

6) Они не суетны. Их не занимают такие фальшивые бриллианты, как знакомство со знаменитостями, восторг встречного в Salon’e, известность по портерным…

7) Если они имеют в себе талант, то уважают его. Они жертвуют для него покоем, женщинами, вином, суетой…

8) Они воспитывают в себе эстетику. Они не могут уснуть в одежде, видеть на стене щели с клопами, дышать дрянным воздухом, шагать по оплёванному полу, питаться из керосинки. Они стараются возможно укротить и облагородить половой инстинкт… […] Воспитанные же в этом отношении не так кухонны. Им нужны от женщины не постель, не лошадиный пот, […] не ум, выражающийся в умении надуть фальшивой беременностью и лгать без устали… Им, особливо художникам, нужны свежесть, изящество, человечность […]… Они не трескают походя водку, не нюхают шкафов, ибо они знают, что они не свиньи. Пьют они только, когда свободны, при случае… Ибо им нужна mens sana in corpore sano.

И т.д. Таковы воспитанные… Чтобы воспитаться и не стоять ниже уровня среды, в которую попал, недостаточно прочесть только Пиквика и вызубрить монолог из Фауста. Недостаточно сесть на извозчика и поехать на Якиманку, чтобы через неделю удрать оттуда…

Тут нужны беспрерывный дневной и ночной труд, вечное чтение, штудировка, воля… Тут дорог каждый час… Поездки на Якиманку и обратно не помогут. Надо смело плюнуть и резко рвануть… Иди к нам, разбей графин с водкой и ложись читать… хотя бы Тургенева, которого ты не читал…”

Категории: Цитаты, Чехов
Отрывки Zolnce в сообществе IloveBigBird 17:14:12
Автор: Jelise A.
Работа: "Первый и последний"

_________________

— Ваш город, — договорил Стервятник и только потом расслабился.
Ральф задрал на нем жилет и, немного путаясь в пальцах, расстегнул рубашку. Одна пуговица мягко прыгнула в сыроватую траву. У Стервятника была ненормально горячая кожа. Ральф поднялся к шее, слегка сжал ее ладонью — заметно напрягшись, Стервятник откинул голову, как только это было возможно — и Ральф ртом приник к его горлу. Стервятник цеплялся за него, прижимался к нему. Именно он начал тереться, слишком торопливо, но Ральф вдавил его в ствол дерева и вжал колено в его пах. Мучительный оскал Стервятника коснулся его. Укус. Узкие ладони обжигали Ральфа под рубашкой.
— Пойдем, — сказал Стервятник, и они побрели к машине, вроде бы прямо по воде, потому что ногам стало сыро и холодно.
Салон машины полнился мутным теплом. Стервятник забрался на заднее сиденье и, обратив на Ральфа сведенное судорогой лицо, простонал:
— Быстрее, Ральф.
Наверное, в глазах Ральфа тоже была чернота и совсем не было осмысленности.
Он взялся за его джинсы. Навалился сверху, стараясь не задевать больное колено, но Стервятник с неожиданной силой схватил его и, поморщившись, сделал такое движение, словно собирался втиснуться ему в грудь, в живот, в бедра — во все сразу. Запрокинул лицо, резко втянув воздух. Дернуло, понятное дело.
— Я. Так. Хочу, — вдыхая после каждого слова, сказал Стервятник, когда Ральф предпринял очередную попытку сменить положение.
Ральф гладил Стервятника столь отчаянно, точно от этого зависела его жизнь, и целовал.
Нога Стервятника опять судорожно вздрогнула, и Ральф, с трудом высвободившись, переместился ниже. Быстро прошелся по груди и обрыву живота, прикусил рядом с косточкой, похожей на проступившую ветку, выпивая губами дрожь, втиснулся между сиденьями и обхватил ногу рукой. Прижался щекой к изуродованному колену, щекой, а потом и губами, целуя и шепча успокаивающую чушь.
Стервятник выдохнул, как в последний раз. Он вцепился в волосы Ральфа, зашептал нутряно и бессвязно. Оторвавшись от колена, Ральф унес в себе болезненный жар и обрывающееся ощущение в глубине тела.
Стервятнику было совсем плохо. Он закатывал глаза, трясся, исходил потом. Когда Ральф просунул руку под его лопатку, он бездумно вытянул ногу и устроил ее на Ральфе.
— Давай, — задыхаясь, потребовал он. — Давай уже.
Ральф знал, что Стервятник на краю — чувствовал. Самому было тяжело себя сдерживать, и слова Стервятника оказались крепче любой его самодельной дряни.
Он приподнял Стервятника, убрал руку с его паха и, влажную, протолкнул вниз, между ног и глубже. Стервятник тихо зашипел и схватился за Ральфа. Свободной рукой неловко дернул бегунок чужой молнии.
Безумные заигрывания тел друг с другом продолжались до того, пока Ральф не сжал руку, сдавливая ягодицу, и не подтянул Стервятника к себе. Ненадолго замер, прежде чем двинуться вперед, вжаться в него — теперь уже по-настоящему, войти в его тело, очень горячее, глядя в жадные безумные зрачки напротив.


___________________­


­IloveBigBird Мораль сей басни такова: когда твоему воспитаннику плохо - трахни его! Тем более, если сам "больной" просит - то не смей отказываться!
Ральф как всегда своего не упустит. Зато опыта сколько! понятное дело, секса требует заявленный рейтинг. К тому же именно с целью совокупления Ральфа и Стервятника работа и писалась, выдумывался весь окружающий антураж. Но... Факт остаётся фактом: Птицу опять натянули.
Но он же сам говорит "Давай!" - и Р Первый даёт. Вот такой вот добренький дядичка.
Добренький-то добренький, а вот порядочный ли? - это уже вопрос.

Категории: Отрывки, Слэш, РПервый
Отрывки Zolnce в сообществе IloveBigBird 14:58:59
Автор: Regina Alba
Работа: "Круг"
_________________

Его сил и уверенности могло хватить обоим с головой, и когда вымотанный своим мучительным выбором Стервятник наконец угодил в его объятия, то уже не мог сопротивляться. Хоть на одну ночь позволить себе поверить в любовь — но и этой крохи оказалось достаточно, чтобы перевернуть весь его мир. Он сам не знал, как сильно ему не хватало ласки и простого ощущения чужого тепла. Отчаянно пытаясь уцепиться за обрывки сознания, Стервятник с одуряющей остротой чувствовал заполняющую его энергию. Покрывая жаркими поцелуями его лицо, шею и плечи, Ральф без конца повторял, как он нужен ему, и, что бы ни случилось, он все равно будет с ним, так или иначе, рано или поздно, всегда найдет хоть на краю мира. И Стервятник стонал и кричал, как одержимый, в исступлении извиваясь на простынях, не в силах выдержать собственных эмоций, и слезы против воли катились по его щекам. Каждое касание жадных горячих рук Ральфа, словно демонов, один за другим выжигало все его страхи, и он тянулся к этому жару, к теплу самой жизни, которое он дарил ему.

Глубокой ночью, Стервятник лежал в его объятиях и не мог заснуть от переполнявших его эмоций. Он вслушивался в свое необъятное счастье, осторожно, как пьют ледяную воду, и лелеял эту хрупкую нежность, несмело бьющуюся в такт стуку чужого сердца.

Тогда впервые он подумал о том, что мог бы жить.

Что страх затеряться в огромном мире без единой родной души покидает его.
Словно расступились границы его мира и звали узнать, что же будет дальше? Что там, за этой оградой?

Много дней с той самой минуты он ходил, пытаясь разложить по полочкам самого себя, и не понимал, могла ли так быстро перевернуться с ног на голову вся его жизнь. Как одна ночь перечеркнула годы жизни на двоих, долгие месяцы одиночества и все, что он пережил в прыжке, неужели можно нести с собой столько — и жить? Выйти из заколдованных стен — самому?

___________________­____________________­________

­IloveBigBird: Это прям-таки трогательно, что воспитателю не хватает чужого тепла и почему-то именно Стервятника. Чтоб опять его отыметь, чтоб всунуть ему в попу, чтоб было с кем совокупляться. Почему взрослый мужик, без инвалидности (исключая трёхпалую длань) не может найти себе женщину и с ней удовлетворять свои сексуальные потребности - остаётся загадкой.
Ральф целует Птицу, обещает найти его, говорит как тот ему нужен. Но цена его слов очевидна: Р Первому нужна задница, в которую он будет пихать, безотказный пассив.

Стервятник переживает, что покидает Ральфа? Свежо предание, да верится с трудом. Больше всего на свете Птица мечтал вернуть себе брата. Он никогда не ставил на одну планку Р Первого и Макса. Уже в каноне его решение очевидно. Он даже никаким выбором не мучался.
А Ральф получается ещё большей сволочью чем есть, если смеет надеяться, что Стервятник ОТКАЖЕТСЯ от нового круга, где ждёт его живой и дышащий Макс.
Воспитатель ни капли не любит Птицу, заставляя его выбирать между собой и Тенью.
Как бы автор красиво не описывала эту гомолюбовь воспитателя к своему воспитаннику с жаркими описаниями их совокуплений, стоит сказать - что получилось неубедительно.
Р Первый слишком эгоистичен и, в первую очередь, стремится удовлетворять самого себя и собственное "хочу". И за этим эгоизмом его любви к Птице просто не разглядеть. А Стервятник не настолько глуп, чтоб не понять, что им, его попой, просто пользуются... и Ральф не хочет терять бесплатную шлюху.Увы.

Поэтому мне Папу Птиц очень жаль.
Девочки-фикрайтерши­ сами же задушат его своей любовью.

Поэтому уместно задать вопрос: а любовь ли это? или просто гормоны взыграли?

Категории: Слэш, РПервый, Отрывки
Ральф не прав! Zolnce в сообществе IloveBigBird 14:39:34
Автор: Regina Alba
Работа: "Круг"

______________
Мнение автора гласит, что Р Первый не хотел отпускать Стервятника на новый круг с полученной от Лорда шестерёнкой из-за пылкого чувства воспитателя к своему подопечному. Пейринг Ральф/Стервятник.
______________


/.../ Но от Черного Ральфа оказалось не так легко отделаться. Он не собирался вот так запросто отпускать его от себя.
Этого Стервятник не учёл.

Ральф не собирался копаться в его душе и страхах. Он хотел быть рядом и хотел, чтобы Стервятник был с ним, хотел любить его – и мнение самой Птицы по этому поводу мало его тревожило. В особенности учитывая то, что все его мнение было написано в потускневших глазах Стервятника, загоравшихся нездоровым голодным блеском при одном неосторожном взгляде на воспитателя.

Ральфа не интересовали напрасные терзания о том, сколько времени им осталось
. (С)
___________

­IloveBigBird: читать, как Р Первый требует чтоб Птиц остался - это немыслимо. Если действительно любишь, то никогда не будешь отговаривать от встречи с близким человеком, без которого Птица так страдал и убивал себя. Разве нет?

­Серодомное сумасшествие: Ну да... Но иногда сложно принять такое

­IloveBigBird: я думаю, что Ральф сильный человек. Вот он как раз таки примет!
Он на своём веку в бытность воспитателя наверно уже столько всего видывал...

Читала Регины Альбы нц... Как Ральф, по уши влюбленный трахает бедного Птица и едва не комп не разнесла. Шлюха, которую натягивают.
Авторша хочет секса. Птиц у неё повизгивает.


­Серодомное сумасшествиеУ тебя нервы Птица не перекрывают возбуждение?

­IloveBigBirdИ как он при этом в каноне может страдать без брата вообще не понятно.

­Серодомное сумасшествиеНу да.... Его тут любят, трахают, никакой тоски, зачем ему Макс тогда вообще.
Повизгивает.... Ужас

­IloveBigBirdСамое удивительное, что у многих авторш Птиц вообще железобетонный и думает только анусом

­Серодомное сумасшествиеДа уж. Птиц и нервы это неделимо

­IloveBigBirdВот поэтому и странно читать фанфы, где все ништяк. Трахается, пьёт, лезет Р Первому на член и все ништяк

­Серодомное сумасшествиеМы с тобой это обсуждааали, я пооомню) что Ральфа мало волновало мнение Птицы. И нам это обеим не понравилось). И мы решили что это все неправда
/Ральф/ Не прав потому что речь вроде как идет о любви, а на самом деле какая же это любовь если плевать на мнение любимого человека?

Категории: В тему, РПервый, Отрывки
. Арис Тэр 13:07:03
только захожу в пустую квартиру и представляю, как бы смотрелись мои картины, и как все удобно расположено.отдаю ключи .
- они твои.
Молчание
-ну что? Переедешь?

На самом деле это ненормально.­­
Позавчера — воскресенье, 16 декабря 2018 г.
Подари ВИП,позязя юлия kill 13:44:36
14:33:12 baby face
Сама купи, если у тебя есть деньги
суббота, 15 декабря 2018 г.
Отрывки Zolnce в сообществе IloveBigBird 15:17:24
Работа "Единственный"
Автор: Чёрный Хамелеон
___________

Подробнее…Однажды, он после отбоя вошел в мой кабинет, решив эту ночь провести у меня. Я тогда разбирался с документами и сообщил, что скоро закончу и уделю ему внимание. Он кивнул, закрыв за собой дверь, внимательно смотря на меня своими глазами, по-птичьи склонив голову набок. Тогда я чуть улыбнулся ему и вернулся к документам. Стервятник же прошел вглубь кабинета, налив воду в чайник и поставив его кипятиться на газовую плитку. Затем, свернувшись на диване, он закурил, стряхивая пепел в пепельницу, стоявшую на тумбочке рядом с диваном. Стервятник умел ждать. Ждал молча, не мешая. Он мог сидеть так часами, наблюдая за мной или витая в своих мыслях, покуривая сигарету. В тот раз я смог освободиться довольно быстро. Даже до того, как вскипел чайник. Сделав нам чай, я устроился рядом с ним, уложив его голову на свое плечо. Он благодарно прижался, изредка потягивая напиток из кружки.

Той ночью нам обоим не спалось. Он тянулся ко мне, жался и явно немного нервничал.
- Что с тобой, Рэкс?.. Что тебя тревожит? – тихо спросил я Птицу, сильнее прижав его к себе. Он взглянул на меня немного грустно и заговорил: - Знаешь… Ты самый близкий мне из живых. Я очень благодарен тебе… Надеюсь, что ты простишь мне эту маленькую шалость… - после этих слов его сухие тонкие губы накрыли мои, мягко целуя. Я же не смог сопротивляться потому, что и не хотел это делать, и поцеловал его в ответ. Его цепкие лапки сжали рукава моей футболки, в которой я обычно спал при нем. Он не ожидал, что я отвечу и поэтому этот поцелуй был еще более сладким. В ту ночь мы позволили себе то, к чему и вели наши отношения. Я, наконец, осознал, насколько и как именно мне не хватало его. Мы целовались как обезумевшие, срывали друг с друга одежду и ласкали друг друга, заставляя стонать в голос от ощущений и рвущихся на волю чувств.
Я прижимал его к себе, сначала целуя в губы, затем переходя с них на шею, покусывая, целуя и оставляя едва различимые засосы, которые к утру уже будут незаметны. Он постанывал, откинув голову, тем самым давая мне полный доступ. Мои пальцы ласкали его соски, руки гладили грудь, живот и бедра, и постепенно я накрыл его пах, Стервятник же издал довольный стон и призывно толкнулся в мою руку. Руководствуясь интуицией, я спустился ниже и сняв со своего воспитанника трусы, стал ласкать его член языком. Рэкс часто задышал, а его плоть стала наливаться кровью и твердеть. Тогда я осмелился вобрать его член в рот и стал ласкать губами и языком, постепенно заглатывая больше. Хотя такого я никогда не пробовал, я догадался, что получается у меня неплохо по реакции Стервятника, который чуть толкался в мой рот, подрагивая от возбуждения, не в силах сдерживать сладкие стоны. Птица не дал мне довести его до оргазма, сказав, что хочет, чтобы хорошо было обоим. Я не успел опомниться, как он развернул меня и уложил на кровать, теперь сам, лаская мой член. Я никогда не испытывал такого наслаждения. Ни с одной женщиной. Стервятник умело ласкал мою плоть, а его растрепанные светлые волосы приятно щекотали мои ноги. Но в какой-то момент он оторвался от ласк и лег на кровать рядом со мной. Чуть улыбнувшись своей зубастой полуулыбкой, похожей на оскал, он облизнул свои пальцы и приставил их к дырочке, смазывая ее и проникая внутрь, растягивая себя. Я как завороженный смотрел на это, а Рэкс постанывал, добавляя пальцы. Он закусывал губы, и его грудь поднималась от глубокого дыхания. Но, наконец, он открыл глаза, вынув пальцы и призывно кивнув мне. Я тотчас навис над ним, как можно более осторожно положив его ноги на свои плечи, и стал медленно входить, давая ему привыкнуть. Сначала он жмурился и кусал губы, но потом его тело постепенно привыкло и впустило меня. Это были невероятные ощущения. Я входил в тело Птицы все быстрее. Он тоже уже наслаждался ощущениями, издавая стоны и прося меня входить быстрее. Я исполнил его просьбу, нагнувшись и поцеловав его в губы. Он отдавался мне полностью, изгибаясь подо мной, шепча мою кличку. Я первый кончил в него. Он кончил почти сразу же после меня от того, что я не прекращал входить в него и ласкать его член рукой. Выйдя из тела воспитанника, я устало лег рядом с ним, целуя его во вспотевший лоб. Он обвил мою шею руками, прижимаясь. Пролежав так немного, я все же решил отвести его в душ, который мы приняли вместе, а после сладко уснули в объятьях друг друга. Тогда я думал, что теперь все будет хорошо.


https://ficbook.net­/readfic/2789701

Категории: РПервый, Слэш, Отрывки
. Арис Тэр 11:18:47
«Silentium!»

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи,
Любуйся ими и молчи.
Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймет ли он, чем ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи,
Питайся ими и молчи.
Лишь жить в себе самом умей
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебн­ых дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи,
Внимай их пенью и молчи!..

Фёдор Тютчев, 1830.
пятница, 14 декабря 2018 г.
. твой последний оловянный солдатик 19:36:04
Я так хочу чтобы ты...

Вчера с подругой вспоминали “те самые случаи” и “тех самых людей” благодаря, которым мы стали теми, кто есть.

Мне было 25 лет. У меня был муж. Карьера. И грандиозные планы на будущее.
Я не могу сказать, что не была счастлива. Была. Но каждый раз, когда я ссорилась со своим мужем, он говорил мне: "с тобой нельзя по другому". И это " нельзя по - другому" было страшным: угрозы или молчание, от которого страшнее, чем от криков, разбитая посуда, демонстративный уход из гостей, где я осталась одна под пересечением осуждающих или сочувствующих взглядов. Я слышала эту фразу почти каждый день на протяжении трех лет брака. И как-то незаметно для себя я в нее поверила.

В компанию где я работала, пришел на практику молодой парень. Все сотрудники, знали, что он влюбился в меня с первого взгляда. Я же ничего не замечала. Пока однажды не увидела на своем рабочем столе апельсин. На следующий день букет из мелких белых роз, перевязанных зеленой лентой. Каждый день я находила маленький подарок: крошечного дракона для моей коллекции, новый блокнот для записей, иногда просто открытку с пожеланием счастливого дня.

Летняя практика заканчивалась, и я получила от коротенькое письмо на еmail, в котором он приглашал меня на свидание. Без планов на будущее, без обещаний, без надежд и претензий. Просто один субботний день в загородном парке. Это было лучшее свидание в моей жизни. В тот день, я поняла самое главное. Что со мной можно по-другому. После свидания, я поехала ночевать к подруге. А утром подала на развод. Потому что теперь я знала - со мной можно по другому.

Я больше никогда не видела этого мальчика. Но с того дня, строя свои отношения с людьми, я знала, что со мной можно по другому. И что я сама могу решать, как со мной можно поступать, а как нельзя.
Этот мальчик показал мне совершенно новый вектор отношений между людьми. И я ему за это безмерно благодарна.

Помните такие деревянные мерзкие расчески, которые похожи на пыточное устройство? На них еще написано было: “из России с любовью”. Мои волосы очень сильно путаются, даже короткие, несмотря на бальзамы и маски. Такая структура. И вот однажды, я была в туристической поездке. На улице сильный ветер, почти шторм. Вместо прически - войлок. Отхожу в сторону и пытаюсь разодрать все эти колтуны деревянной расческой. Ко мне подходит пожилой мужчина, забирает у меня из рук расческу, говорит: “not good” и прядь за прядью, разбирает мои волосы. Аккуратно. Внимательно. Как я сама для себя никогда не делала.

Я не отличаюсь хрупкостью. Но и брутальностью тоже не отличаюсь. Просто у меня даже мысли не было, что можно вот так. В этом не было эротизма или домогательств. Это были простые движения человека, который может заботиться о других. Я потом узнала, что он всю жизнь проработал медбратом в доме престарелых.

Я хочу, нет, не то, чтобы ко мне так относились мужчины. Что я сама хочу к себе так относиться. Что как я вообще могла допустить, чтобы в моей сумке оказалась вещь, которая делает мне больно. Как я могла сама себе делать больно. Если я могу по-другому. Медленно, нежно и аккуратно.

Мы приходим в этот мир беззащитными. Мы учимся. Мы учимся относиться к другим так, как хотим чтобы относились к нам. Но и другие нас учат отношению к себе. Главное не забывать видеть эти уроки.

Это все, что я хотела сказать вам сегодня. Обнимаю.

Категории: Елена Пастернак
. твой последний оловянный солдатик 19:27:35
Поговори со мной.

Это мое первое свидание. Мне почти шестнадцать. Летняя ночь, на мне белое кружевное платья, мы идем по набережной взявшись за руки. Он читает мне стихи, с прогулочных теплоходов доносится музыка, огни отражаются в воде. Высокое небо, идеально круглая луна. И я очень сильно хочу в туалет.

Я потом много об этом думала. Что стоило попросить зайти в кафе или в торговый центр. Даже в банальный уличный туалет. Но я придумала предлог почему мне надо домой, увернулась от первого поцелуя, не сказала банального “пока, давай встретимся еще раз”. Он мне больше не звонил.

Много раз я молчала, когда хотела есть, пить, в туалет, когда я мерзла или у меня болела нога. Лишь бы не показаться нелепой, смешной, неудобной. Не соответствующей ожиданиям. Я молчала, когда надо было говорить “хочу”. Хочу пересесть с неудобного стула, хочу в уборную, хочу чаю. И “не хочу”. Не хочу слушать хамство в свой адрес, не хочу работать без денег, не хочу терпеть.

Я влюблена. У нас есть планы на будущее. Как мы будем жить вместе долго и счастливо до самой смерти, как мы назовем наших детей и как будем играть с внуками и водить их в выходные на аттракционы.
Но бывают дни, когда мне кажется, что я схожу с ума. Мне кажется, что я встречаюсь с двумя разными мужчинами. Один такой близкий и родной, с которым мне так тепло. А второго я не знаю. Он всегда молчит, поджав губы, а если говорит, то я его не понимаю. Я умоляю объяснить, что происходит. Но он молчит. Поговорила со мной его мама. Она сказала мне, что я хорошая девочка, но жениться надо на идеальной, а не на такой деревенщине, как я.

И я учусь слушать. Слушать себя. И доверять своему внутреннему голосу. И если вам кажется, то скорее всего вам не кажется.

Мы женаты третий год. И мы все время разговариваем. О нем. Он рассказывает о службе в армии, о женщинах, которых любил, о доме, который он построит, о Москве, в которую он переедет, о деньгах которые он заработает. Я слушаю его каждый вечер, но сначала, как сквозняк, потом, как штормовой ветер, понимание, что все, что он говорит - это не про меня. Я не хочу в Москву, мне не нужен дом, мне больно слышать о его бывшей жене, мне не интересно в тысячный раз слушать об армии.

Это не то, что я хочу, я хочу ... - говорю я ему однажды.
- А однажды, когда я был в армии, я придумал проект …

Я учусь не разговарива